«Бабушка, есть ли в городе хоть один человек, который не знаком с тобой?»

26 сентября 2019 , 05:18

…Спрашивает внук у Елены Иосифовны Крендель, учительницы английского языка МАОУ «Гимназия №5». Люди разного возраста из разных сфер деятельности почему-то всегда говорят: «Здравствуйте, Елена Иосифовна!», завидев на улице женщину с пышными тёмными волосами и удивительно мягкой, доброй улыбкой. Почему-то никому из них не хочется пройти мимо, сделав вид, что не узнали или не заметили. Все хотят подойти и обнять…

 

Я всегда с большим удовольствием прихожу к Елене Иосифовне в гости. Прежде всего, это общение с потрясающе интересным человеком, но об этом немного позже. У неё есть светлый и просторный балкон, на который заглядывают берёзовые ветви. Он обустроен так, что на нём, как на террасе, можно пить чай. А можно просто бесконечно смотреть на берёзы и заходящее солнце. У Елены Иосифовны в квартире идеальный порядок. И это не просто порядок, это – атмосфера, та самая атмосфера, про которую говорил Михаил Александрович Чехов, – затягивающая и невольно заставляющая вести себя по своим правилам. В комнатах – ничего лишнего, всё просто и функционально.

 

– В этих креслах будем разговаривать, чай будем пить за этим столом, на этом диване будем смотреть альбомы…

– Потрясающий порядок! – говорю я.

– Порядок? Это ещё не порядок. Если бы муж был дома, он бы сделал мне замечание: очечник на столе оставила.

– Но это же не страшно! – смеюсь.

– Не страшно, но всё должно быть на своём месте.

 

И я с радостью и удовольствием следую правилам этого дома.

 

…Вместо нот я ставила на пюпитр книгу…

Елена Иосифовна родилась в городе Камышине на Волге в 1946 году. Её папа Иосиф Исаакович Грайфер с детства мечтал стать военным, не мыслил свою жизнь без армии и окончил Томскую артиллерийскую школу. В 1938 году, когда его жена Раиса Соломоновна была беременна Эллой (старшей сестрой Елены Иосифовны), принимал участие в боях на озере Хасан на границе с Монголией. Из-за волнений за мужа, мама Елены Иосифовны родила её сестру раньше срока. А с началом Великой Отечественной войны Иосиф Соломонович ушёл на фронт, в 1943 году был тяжело ранен и стал инвалидом второй группы (у него не было пальцев на правой ноге). Он не мыслил своей жизни без армии и был распределён преподавать артиллерийское дело в Артиллерийское Военное училище в город Камышин.

 

В связи с армейской службой  отца семья всё время переезжала. За десять лет обучения сестра сменила восемь школ. «Единственное, что всегда сопровождало нас в поездках – это чемодан и пианино, – рассказывает Елена Иосифовна. – Старое пианино 1898 года выпуска фирмы «Кентопф и сын», произведённое в мастерской Варшавской консерватории по адресу ул. Красинского, 4. Мы решили, что это хороший знак, поскольку у мамы была такая девичья фамилия. Пианино весило 200 килограмм, и его всегда перетаскивали человек восемь солдат». Поразительно, но инструмент до сих пор рядом с Еленой Иосифовной – живёт в одной из комнат её квартиры. Её мама училась в музыкальной школе №1 по классу фортепиано, позднее в этой же школе училась сестра и сама Елена Иосифовна. Сестра закончила музыкальное училище. Сама Елена Иосифовна тоже проучилась в музыкальной школе четыре года. «Я больше любила читать. Ставила на пюпитр книгу и делала вид, что играю», – вспоминает Елена Иосифовна.

 

После Камышина города пошли один за другим: Челябинск, Ораниенбаум, Медвежьегорск… «В Медвежьегорске гребнем собирали бруснику, а мама замачивала её. «Это было ужасно вкусно», – говорит Елена Иосифовна. – «Когда я вышла замуж, я как-то попыталась сделать такую же, но ничего не вышло. Видимо, я делала не по тому рецепту, но у меня не было вдохновения попробовать заново. Ведь то, что мы пробуем в детстве – самое вкусное».

 

Следом за Медвежьегорском был Мурманск. В Мурманске в возрасте пяти лет Елена Иосифовна научилась читать. «Над нами жил полковник, который каждый день приезжал на обед на целый час. Его возил личный шофёр по имени Женя. Когда машина подъезжала к дому, Женя кричал: кто хочет покататься? Нас собиралось человек семь детей, и мы ехали кататься по всему городу. Он показывал нам на вывески и говорил: «Читайте! Пока не прочитаете, домой не повезу». Как-то дома я зашла на кухню и начала читать маме рассказ из учебника старшей сестры - Родная речь - о том, как зимой собаки – сенбернары отыскивали людей, занесённых снегом, и спасали их. Она спросила: «Ты это наизусть знаешь?», я сказала, что нет, читаю сама. Она рассказала папе, и папа вручил мне газету «Красная звезда», попросив прочитать колонку. Я не помню, о чём было написано в газете, но помню, что там были слова «генералиссимус Сталин», которые я прочитала. После этого родители поверили мне», – рассказывает Елена Иосифовна, – У меня не было игрушек, зато были книги. Я всю классику перечитала до десятого класса».

 

…Я знаю, что буду переводчиком…

В Перми Елена Иосифовна оказалась в 1953 году, после «дела Ленинградских врачей». Отцу в качестве спасения от ареста было предложено незамедлительно уехать в Пермь, и на следующий день семья в сопровождении неизменного пианино села в поезд. В этом же году Елена Иосифовна пошла в первый класс школы №26. Это была девичья школа, где обучались одни девочки. На следующий год «женские и мужские» школы объединили, и Елена Иосифовна перешла в школу №82, в которой проучилась три года. По окончанию начальной школы коллега её тёти  рассказала ей, что в Перми в школе №7 набирают пятый класс с углублённым изучением иностранного языка.

– Хочешь учиться в английской школе? – спросила она.

– Да, хочу. Я буду переводчиком.

 

И уже 31 августа Елена Иосифовна была зачислена в 5 класс школы №7. Через 5 лет школа была окончена и это был первый выпуск английской школы.

 

Желание стать переводчиком появилось у неё гораздо раньше. «Моя тётя по папиной линии Нина Исааковна Грайфер знала английский, немецкий и французский языки. Она включала приёмник и говорила: сейчас говорят по-английски, а вот сейчас – по-французски. Я думала, как же она различает? И с детства была настроена на языки. Тётя Нина подарила мне первую книгу на английском языке – «Том Сойер», 1936 года издания», – вспоминает Елена Иосифовна. Обучение в английской школе давалось ей очень легко, потому что были замечательные учителя, друзья в классе, и учиться было очень интересно.

 

Так, судьба постепенно подводила Елену Иосифовну к одному из её предназначений. «В нашем доме всегда было много родственников с младшими детьми. Отец говорил: «Лена, займись детьми!», а я чувствовала, что всегда буду ими заниматься», – говорит она. Учительницей английского языка в седьмой школе, вдохновившей Елену Иосифовну на поступление в педагогический институт, была Ирина Михайловна Фомишкина. Её отец, бывший белогвардеец, в своё время уехал в Китай, в Харбин, где обосновалась русская диаспора. Ирина Михайловна училась в английской гимназии в Китае. В шестидесятые годы детям белогвардейцев было разрешено вернуться на Родину, но только в провинциальные города, и Ирина Михайловна приехала в Пермь, где заочно окончила педагогический.

 

Ирина Михайловна занималась большим теннисом. «Я думала: как это по-английски! – смеётся Елена Иосифовна. – И тоже пошла заниматься большим теннисом в девятом классе».

 

«Я не мучилась проблемой выбора, куда поступать, – рассказывает она. – Всё и так было понятно. Я была жуткая трусиха, звала папу, завидев маленького таракана. А ещё всегда всех жалела: ну какой мне медицинский? К тому же, я действительно любила язык, и факультет иностранных языков ПГПИ открыл передо мной двери. Учёба давалась мне очень легко, поэтому меня всегда любили педагоги. По окончании университета папа сказал: «Впервые вижу, что можно четыре года ничего не делать и получить диплом!»

 

…Я просто привыкла помогать…

Сразу же по окончании университета Елена Иосифовна поступила на работу учителем английского языка в школу №97 (сейчас – МАОУ «Гимназия №5»), где работает и по сей день уже 52 года.

 

«Первый класс, в котором мне дали классное руководство, был восьмой. Ребята были младше меня на 6 лет и были очень шумные, и я никак не могла их перекричать во время классных часов. А когда научилась, закончился учебный год, и их родители на окончание года подарили мне хрустальную вазу с огромным букетом тюльпанов. Тогда подарки учителям в школах были не столь частым явлением, и я шла с этими тюльпанами по улице невероятно счастливая, считая, что это по праву достойная награда за мой труд», – говорит Елена Иосифовна.

 

Следующим подшефным классом стал пятый, и это испытание было гораздо серьёзней: больше половины учеников были выходцами из неблагополучных семей. Это были многодетные семьи, некоторые жили в старых деревянных домах, полуподвальных помещениях, в комнатах с земляными полами, у некоторых были пьющие отцы, не желавшие заниматься детьми. «Мы учились во вторую смену. У меня были мальчики, к которым я приходила по утрам домой, чтобы помочь сделать домашнее задания. Иногда начинали с того, что вместе подметали пол и мыли посуду. После этого мы делали вместе уроки и шли в школу», – говорит педагог.

 

Когда я искренне удивляюсь, Елена Иосифовна спокойно пожимает плечами: «В то время было много детей со сложными судьбами, они действительно нуждались в заботе. Сегодняшние дети по сравнению с ними – небо и земля. Они отобранные, они присмотренные. А я всегда старалась найти контакт с любыми».

 

Но удивляло в её повествовании не это. Меняется эпоха, меняется уклад жизни, меняются традиции, но остаётся человек – с присущими ему человеческими чувствами, эмоциями, слабостями и страстями. И совсем не каждый, несмотря на эпоху и традиции, сумеет найти в себе терпение и силы, а тем более благодать – любовь к тем, кто мог бы быть для тебя просто посторонним. «А как я могу иначе? – вновь спрашивает Елена Иосифовна. Скромно, без надрыва. – Как я могу? Я же человек. И я люблю детей. Я не думала о том, должна или нет: я делала и считала, что это норма. Я и сейчас всегда помогаю всем. Я просто привыкла помогать».

 

…Я могу воспитывать только примером…

Относительно работы с учениками у Елены Иосифовны есть два правила, которыми она руководствуется. «Если ты сам не уверен в том, что это необходимо, никого невозможно заставить что-то сделать. Например, я всегда поднимаю мусор в школьных коридорах: сама нагибаюсь и подбираю бумаги с пола и считаю, что могу воспитать только примером. Если мои коллеги проходят мимо, то чего же они хотят? А ещё я никогда не выношу конфликт с урока на перемену, потому как личное общение есть личное общение. Впрочем, у меня и конфликтов почти не бывает», – рассказывает учитель.

 

Я задумываюсь, вспоминаю наши с Еленой Иосифовной уроки. На них действительно никогда не было конфликтов, зато был большой интерес к предмету. И мы принимали это как данность, совершенно не задумываясь, почему с этим человеком всё складывается именно так? Но дети всегда чувствуют правду. Дети ещё не утратили в себе чувство настоящего, чувство первозданного. А всё, что было и есть в Елене Иосифовне – всё подлинное. Ей не приходилось придумывать изощрённые методы усмирения, играть строгую или, напротив, мягкую учительницу, говорить штампованные фразы, придумывать шутки, пытаться понравиться. Она не пыталась, не придумывала, не изображала и не играла, она просто была. Была тем самым образцом подлинной интеллигенции – человека, ценящего время и своё дело, отдающегося ему целиком.

 

– Ведь вас любили, действительно, все! – говорю. – Звучит поразительно, но все до одного!

– Я знаю, – улыбается Елена Иосифовна. И в этом знании нет ни тени гордости. – И я тоже любила вас.

 

…Если дело касается ребёнка, всегда находятся силы…

Она никогда не может остаться равнодушной. «Помню, как-то раз у нас очень поздно закончился педсовет. Выходим из школы все уставшие, а уже темно. Смотрю: во дворе школы стоит какой-то мальчик, а коллеги все мимо него проходят – в калитку. И у меня тоже сил нет, но я подхожу и спрашиваю, почему он один здесь в такое позднее время? Оказывается, ждёт родителей. Звонили – приедут. Удостоверяюсь и со спокойной душой продолжаю путь. Коллеги тут же начинают оправдываться: мы бы тоже подошли, но мы так устали. А у меня нет «бы», если дело касается ребёнка.

 

Но я подхожу не только к ученикам своей школы, я к любому беспризорному ребёнку на улице могу подойти, если он нуждается в помощи. Мне как-то сын сказал: «Мама, это же не твои ученики!» А я ему: «Но с ними вместе расти твоим детям», – говорит Елена Иосифовна.

 

С её добротой знакомы не только дети. Как-то одна женщина попросила перевести её через дорогу. После Елена Иосифовна не смогла бросить её, поскольку та была в депрессивном состоянии. Они сидели в сквере, и незнакомка рассказывала ей про свою семейную жизнь, как муж грозился: «Убил бы я тебя, но жалко денег на гроб тратить!»

 

«Всем дорого внимание, – говорит Елена Иосифовна. – Главное, не проходить мимо. После эта женщина сказала мне: вы такая красивая! Конечно, говорю, я же вам помогаю. Но на самом деле у меня своих дел немерено. Просто человек попросил помощи – я помогла. Может, кто-то моему ребёнку поможет?»

 

…Уроки с английской атмосферой…

Как учитель английского языка Елена Иосифовна считает, что хорошо объясняет времена глаголов. Ею разработана собственная таблица, благодаря которой ученики понимают связь между временем и характером действия. С этой таблицы начинается каждый учебный год, а многие выпускники Елены Иосифовны хранят эти материалы как зеницу ока. А для лучшего закрепления материала Елена Иосифовна всегда советует: «Расскажите таблицу маме, холодильнику, кошке – кому угодно… Вот кошки очень внимательно слушают. Секрет здесь такой: если повторить что-то раз 5, поневоле понимаешь суть правила».

 

Но мы любили уроки Елены Иосифовны не за авторские методики. Перед нами был практикующий знаток языка – человек, который за всю жизнь объездил 25 стран Европы, среди которых Болгария, Чехия, Румыния, Финляндия, Англия, Швеция, Дания, Франция, Германия, Польша, Испания, Австрия, побывал в одной африканской и одной восточной стране. Уроки были переполнены живыми, забавными и захватывающими, жизненными историями, повествующими нам о чужом, неведомом быте, укладе, менталитете… Мы ждали этих рассказов, мы просили, чтобы они были.

 

Мы пели много английских песен, особенно под Рождество: традиция, введённая Еленой Иосифовной, в которой с детства осталась музыка. Песен ждали даже те, кто не умел и не любил петь: в этом действе создавалась атмосфера! После никто и никогда не вспоминал особенности произношения английского языка. Все вспоминали предновогоднюю атмосферу, которая создавалась на уроках Елены Иосифовны, все вспоминали творческую свободу, которую в эти моменты можно было почувствовать.

 

…Знание языка однозначно делает жизнь интереснее…

Однако не только школа стала для Елены Иосифовны площадкой для творчества. Уже более десяти лет она работает переводчиком в Пермском органном зале. Пермь проводит фестивали органной музыки, на которые съезжаются музыканты со всех стран мира. «Я встречаю столько интересных, вежливых и воспитанных людей, которые, являясь мировыми знаменитостями, остаются крайне простыми в общении», – говорит она.

Перед началом каждого фестиваля Елена Иосифовна занимается переводом больших информационных буклетов, в которых рассказывается о музыкантах, будущих гостях города, и предстоящих мероприятиях. «Как переводчик я встречаю гостей в аэропорту и сопровождаю их до гостиницы. Мне выдают расписание репетиций и выступлений, с которым я знакомлю музыкантов. А после сопровождаю их везде – на интервью и пресс-конференциях, на встречах и прогулках по городу», – рассказывает Елена Иосифовна.

 

Невероятных ситуаций, приключившихся с иностранцами в России, очень много. Слушаешь их – это как рассказ о параллельной вселенной. Потом понимаешь, что на самом деле ситуации будничные, велики лишь наши ожидания. Особенно запомнилась простая история с молодым американским органистом. «Он прилетел ночью, – рассказывает Елена Иосифовна. – Я приехала к нему в гостиницу только утром. В десять мы должны были выйти из отеля «Урал» на репетицию, и без пяти десять я была у него.

– Позавтракали? – спрашиваю.

– Нет.

 

Идём в столовую, спрашиваю, осталось ли ещё что-нибудь? Его угощают, а он, к счастью, неприхотлив. Спокойно ест овсянку и яичницу. После завтрака тороплю его, спрашиваю:

– Где ваша одежда?

– Дома.

– Так идите одевайтесь, – подгоняю.

– Так дома в Америке, я имел в виду.

 

На улице ноябрь, уже лёгкий минус, а он в одном джемпере! Мы добежали до Органного зала, и я поехала домой. К счастью, у меня остались выстиранные свитера сыновей, отложенные в долгий ящик. Я набрала свитеров, взяла шапку и поехала к нему на репетицию.

– Сколько я должен? – тут же спрашивает.

– Нисколько,  главное, одевайся, – говорю.

 

Когда концерты закончились, и я проводила его в аэропорт, он хотел мне всё вернуть. Но я сказала:

– Оставь себе, предстоит длинный путь до Америки. И подумала: а ведь как здорово и как кстати, что у меня остались свитера.

 

А как-то я сопровождала немецкого пианиста, который приехал в сопровождении жены.

– А что Вы любите из косметики? – спрашивает она во время прогулки.

– Косметикой почти не пользуюсь, – отвечаю я.

 

Тогда она спросила про парфюмерию. А у меня были любимые духи – Champs-Elysees, они дорогие, и их было трудно достать в Перми. Однако в нашу последнюю встречу она мне их подарила. И это было очень приятно. На самом деле для многих европейцев такие поступки – норма. Они считают, что должны быть благодарными. Но по большому счёту люди просто чувствуют, как ты к ним относишься.

 

Встречи с новыми людьми – это те же путешествия. После каждой встречи остаётся послевкусие. Поэтому не нужно их бояться. Каждый человек – это целая Вселенная, в которой можно разглядеть интересные точки. А если ты сумеешь их разглядеть, тебе самому будет интересно», – считает Елена Иосифовна.

 

Благодаря работе в Органном зале Елена Иосифовна занялась художественным переводом. Как-то на один из фестивалей приезжали русская актриса, которая должна была читать стихи Бальмонта, и органист из Дании, который должен был ей аккомпанировать. А его аккомпанемент – импровизация. Чтобы играть музыку, органист должен был понимать, о чём стихи. «Меня попросили сделать подстрочник. А я подумала: зачем подстрочник? Лучше я сделаю полноценный художественный перевод», – рассказывает Елена Иосифовна. С тех пор её архив пополняют разнообразнейшие переводы стихов русских и английских авторов. «Когда я начинаю переводить – мне не хочется отрываться», – говорит Елена Иосифовна.

 

Как-то в Доме учителя проходил конкурс среди учителей-стажистов «Какие наши годы». Все демонстрировали свои умения: вязание, вышивание… А Елена Иосифовна сказала, что на должном уровне умеет лишь писать стихи. Ей предложили выпустить сборник специально для конкурса, и именно эта работа по итогам заняла первое место.

 

А вот еще интересный факт из жизни Елены Иосифовны. «В 2018 году я принимала участие в Тотальном диктанте. Правда, сделала 4 ошибки, но 2 из них – однотипные, зато всё остальное написала правильно. А в апреле 2019 года провела Total Dictation in English в гимназии. Это было интересно».

 

Как говорит Елена Иосифовна: «Язык многое добавляет к жизни, делая её интереснее и разнообразнее. Изучая чужой язык, ты познаёшь другие страны, жизнь других людей. А вообще, мои любимые слова – слова великого педагога Константина Дмитриевича Ушинского: «Если вы правильно выберете свой труд и вложите в него свою душу, то счастье вас само отыщет».

 

Дарья Давыдова


Читайте также
НЕ ШКОЛОЙ ЕДИНОЙ: КУДА ОТДАТЬ РЕБЕНКА НА ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ЗАНЯТИЯ
Вчера, 16:54
«Драмкружок, кружок по фото, хоркружок — мне петь охота» — эта фраза из стихотворения Агнии Барто знакома многим родителям не понаслышке. Дети смотрят на мир с широко открытыми глазами, хотят попробовать себя во всём, что им интересно. Но как не распыляться и найти занятия, которые будут нескучными, оставаясь при этом актуальными? Редакция газеты «Перемена-Пермь» собрала для вас перспективные направления, которые пригодятся ребёнку в будущем.
Подробнее
БЫТЬ МЕДИАМОБИЛЬНЫМ УЧИТЕЛЕМ
14 января, 21:01
Меняется время, меняются требования к профессии педагога, однако одно остается все же неизменным – важно чувствовать новые веяния, не бояться мыслить широко, выходя за узкие шаблонные рамки.
Подробнее
УЧИТЕЛЬ VS КАНИКУЛЫ: КТО ПОБЕДИТ?
10 января, 06:39
Бытует мнение, что работать учителем легко: до обеда ведёшь уроки, потом пьёшь чай с коллегами и отправляешься домой, да ещё и отдыхаешь три летних месяца и все каникулы в течение учебного года. Ах, если бы!
Подробнее